udaw: (Default)
[personal profile] udaw

Вот тут мы с вами обсуждали Тайну Велесовой книги (по ссылке можно ее скачать в переводе Лесного) и выдвигали предположения о ее подлинности или мистификации. Сейчас предлагаю вам познакомиться с выдержкой из статьи Шнирельмана В. А. «Жизнь и судьба фальшивки: «Влесова книга» в социальном интерьере». Посмотрим на «оборотную сторону» этой книги.

 

«Велесова книга» стала одной из главных настольных книг «Русского Мiра». Эту фальшивку сочинил деникинский контрразведчик Миролюбов, до 1970-х она оставалась маргинальной в среде русских и украинских националистов. В СССР же в неё вдохнул новую жизнь мыслитель Скурлатов.

«Велесова книга» (ВК), начавшая свой трудный и не вполне удачный путь в среде русских и украинских эмигрантов, встретившая неприятие в американской и советской науке и, напротив, с восторгом принятая русскими националистами новой волны, пережила головокружительную карьеру в постсоветское время в России и на Украине. Она проторила путь новым историческим фальшивкам, но главное – создала огромный пласт псевдоистории, которая в наше время уже почти официально подменяет научную историю.

Интересно проследить, как эта фальшивка ВК пробивала себе путь в советское время.

Сегодня уже общепризнано, что «Велесову книгу» сочинил в годы Гражданской войны сотрудник деникинской контразведки Юрий Миролюбов (он отвечал за дезинформацию противника). Созданию фальшивки в первую очередь способствовало отчаянное положение русских эмигрантов, желавших верить в великое будущее России, но не находивших почвы для этого в окружающей их действительности.

Миролюбов пытался воздействовать на мифологический пласт в сознании своих современников. Он всемерно пользовался иносказаниями, оживляя не только знакомые ему по «Слову о полку Игореве» идеи единства Руси, но и идеологемы недавнего Серебряного века. Его главной заботой была не научная добросовестность, а пробуждение русского национального самосознания.

(Предполагаемые авторы «Велесовой книги»)

 

Вначале к ВК обратились адепты русского и украинского национализма в эмиграции, такие как С.Лесной, В.Шаян и Л.Силенко (интересно, что наиболее активными адептами «Велесовой книги» были именно украинские националисты). Но положение ВК долгое время оставалось маргинальным.

В СССР сведения о ней появились впервые в начале 1970-х годов в программной статье активиста «Русской партии» поэта И. Кобзева (1924-1986), увлекавшегося русским язычеством и противопоставлявшего его насильно насаждённому христианству, якобы нанёсшему непоправимый ущерб исконной русской культуре. Эта статья была написана в весьма агрессивном духе и направлена против искажений русского языка, русской истории, русской культурной традиции некими недоброжелателями. Автор подчёркивал, что «у русского народа, так же, как и у русского языка, бесконечно глубокие корни, уходящие в туманнейшие дали тысячелетий», и призывал направить все усилия к изучению этих корней. Попутно он сообщал некие сенсационные сведения о находке в Австралии вывезенной из России древнейшей летописи, повествующей «о жизни древних руссов за период, удалённый на полторы тысячи лет от Аскольда и Дира».

 

 

Десять лет спустя эта концепция в развёрнутом виде нашла отражение на страницах романа В. Чивилихина «Память».

С тех пор «Влесова книга» – так назвал эту «древнюю летопись» украинский эмигрант С. Лесной – стала предметом пристального внимания русских патриотов, писателей и журналистов, которые наконец нашли в ней недостающее звено для восстановления «истинной славянской истории».

ВК была с восторгом встречена Валерием Скурлатовым, который именно в ней черпал вдохновение при написании своих фантастических статей об «арийцах-славянах», чем он увлекался в 1970-1980-х.

Эта ключевая фигура заслуживает особого внимания. Скурлатов окончил физический факультет МГУ. Свою общественную карьеру он начал с организации Университета молодого марксиста (УММ) при ЦК ВЛКСМ в 1964 году. В конце 1965 года в Москве состоялся пленум ЦК ВЛКСМ по вопросам военно-патриотического воспитания молодежи. Среди рассматривавшихся на нём документов был и «Устав нравов», написанный Скурлатовым по заказу МГК ВЛКСМ. Этот документ оказался настолько одиозным (фактически предлагавшим введение фашизма в СССР), что его автор был выведен из состава Московского горкома ВЛКСМ, исключён из состава КПСС, а УММ был закрыт. Правда, в 1968 году Скурлатов был восстановлен в КПСС.

Содержание «Устава нравов» не только страдало откровенными отсылками к «коричневым идеям», но и говорило об атмосфере, царившей в те годы на комсомольском Олимпе, в частности о выработке ценностных ориентаций, взятых позднее за основу радикальным русским национализмом, а также неоязычниками. Автор был заворожен образом смерти, и созданный им документ апеллировал к героизму, жертвенности, преодолению эгоизма и добровольному подчинению личных интересов коллективным иррациональным идеям. В частности, там содержался призыв к открытому разрыву с «интеллектуализмом» и к созданию культа воина.

Позднее Скурлатов рассказывал, что с детства увлекался нацистской символикой и, будучи одно время близок к философу А.Ф.Лосеву, делал для него переводы из нацистских работ.

В 1970-е, работая в Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН), он занимался пропагандой «славной арийской истории» и одновременно издал одну из самых радикальных антисионистских книг «Сионизм и апартеид», содержавшую откровенную антисемитскую пропаганду. Эта книга сделала его одним из кумиров членов объединения «Память», которым импонировала идея противостояния «еврейскому господству».

 

 

(На собрании (1991 год) Партии Возрождения: слева направо Александр Анисимов, Владимир Осипов, Валерий Скурлатов)

 

В 1983-1985 годах Скурлатов вёл спецкурс «Критика идеологии сионизма» в Университете дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Его писания оказали существенное влияние на становление расистского и антисемитского направления в русской фантастике. Скурлатов активно печатался в журнале «Техника – молодёжи» и таких альманахах, как «Тайны веков» и «Дорогами тысячелетий», где наряду с другими единомышленниками развивал фантазии о «русской языческой предыстории».

Скурлатов фактически первым попытался ввести ВК в контекст русской и советской исторической традиции. Обращаясь к туманным летописным сведениям о якобы славянских письменах эпохи раннего Средневековья и о загадочных знаках, найденных археологами в Северном Причерноморье, он всячески пытался создать у читателя представление о возможности скорого обнаружения дохристианской русской письменности. Уже в 1970-е инициативу Скурлатова поддержали некоторые дипломированные учёные (в частности, В. Вилинбахов), хотя таковых оказалось очень немного.

ВК заинтересовала некоторых писателей, и её дух можно обнаружить в целом ряде художественных, в том числе фантастических произведений, выходивших с конца 1970-х. Одним из первых стал известный русский писатель П. Л. Проскурин (1928-2001), ещё в конце 1970-х задумавший роман о древних славянах, на что его натолкнули сведения о находке в годы Гражданской войны неких «дощечек с непонятными письменами», якобы оказавшимися «древнеславянскими рунами». Речь, разумеется, шла о ВК.

 

(Так якобы выглядели дощечки, с записанной на них «Велесовой книгой»)

 

ВК была с восторгом встречена многими патриотически настроенными русскими писателями, и в начале 1980-х ей было посвящено специальное заседание Комиссии по охране памятников истории и культуры при Московской писательской организации, где было принято единогласное решение о безусловной необходимости публикации этого «бесценного памятника».

Одна из последних публичных дискуссий о ВК состоялась осенью-зимой 1987-1988 годов на страницах еженедельника «Книжное обозрение» в связи с предложением писателя Ю.Сергеева издать текст ВК в СССР. В ответ филолог Н.Богомолов пытался не только разъяснить причины неуместности раздувания ненужного шума вокруг фальшивки, но и показать сложности изучения славянской мифологии и необходимость её критического научного анализа. Было опубликовано интервью с Л.П.Жуковской, ещё раз в популярном виде изложившей доводы о поддельном характере ВК. Подводя итоги дискуссии, литературный критик П.Карп нашёл её весьма показательной своей парадоксальностью, ведь в поисках национальной исключительности «люди, громче всего кричащие о национальной самобытности, как раз и стремятся урезать, стерилизовать великие достижения национальной культуры, нанести ей прямой урон.

Участники дискуссии разделились на две чёткие группы: с одной стороны, поборники некой «чистой» русской культуры, которую они призывали защищать от инородцев и иноземных влияний, а с другой — те, кто понимал под русской (российской) культурой вековой синтез самых разнообразных традиций, обретших в России свою новую Родину. Среди первых оказались писатели-патриоты С.Алексеев, Ю.Сергеев и Ю.Петухов (тогда он ещё скромно называл себя инженером), предлагавшие лишить Россию Пастернака заодно с Карлсоном, Буратино и Чебурашкой, выглядевшими в глазах этих авторов «безродными» и «тунеядцами». Однако участникам дискуссии ни в чём не удалось убедить друг друга.

 

 

Оценивая эту дискуссию, Ю.Петухов (когда он уже стал писателем) соглашался с тем, что подлинность ВК установить не удалось, но настаивал на необходимости её публикации и научного изучения. При этом он умалчивал о том, что она уже неоднократно публиковалась на русском языке, хотя и за рубежом, и что научная экспертиза, проделанная Жуковской, дала отрицательный результат. Мало того, вполне в духе ВК он требовал искать предков славян среди степных кочевников и утверждал, что это якобы соответствует новейшим археологическим и лингвистическим данным.

Ещё в начале 1980-х сомневающиеся в аутентичности ВК открыто обвинялись в «очернительстве русской национальной истории» и «враждебности ко всему русскому». Не случайно такие ярые пропагандисты ВК, как Скурлатов, Емельянов, Жуков и Кобзев, стояли у истоков движения «Память» и одновременно снискали славу неутомимых борцов с сионизмом.

Действительно, в работах такого рода писателей две темы – о величии «древних арийцев» и о «вредоносности» масонов и евреев – сплетались в единое целое. Так, в представлениях Проскурина нашла отражение идея «бескрайнего простора» как территории, занимаемой определённым народом. В одной из своих статей он писал о «границах народа от Атлантического до Тихого океана через весь евразийский материк».

 

 

С 1990-х «Велесова книга» в патриотических кругах стала настольной книгой, в подлинности которой не стоило сомневаться. С вхождением же «Русского Мiра» в большую политику в 2014-15 годах многие идеи ВК (особенно о масонах, Ротшильдах, сионистах, древности русского народа) стали почти официальным мейнстримом.

 

(Цитаты: Шнирельман В. А. «Жизнь и судьба фальшивки: «Влесова книга» в социальном интерьере». Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов: сборник научных статей, ИА РАН, 2011)

 

А ведь есть еще Самая странная литературная аномалия — книга Codex Seraphinianus  или например Книга Мертвых и даже Библия Дьявола (скачать 470Мб). А вот Самая загадочная рукопись в мире

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=72420

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:36 am
Powered by Dreamwidth Studios